Влад Тупикин (tupikin) wrote,
Влад Тупикин
tupikin

Category:

СПАСТИ ЛЕНУ МАКЕЕНКО

У моей мамы обнаружили рак лет примерно в 29. Точнее не могу сказать, я тогда был мал и мама — это была просто мама, без возраста, молодая и красивая, самая красивая девушка, с которой я тогда был знаком (красивей даже, чем моя ровесница Надя, в которую я влюбился года за полтора до этого, примерно в три с половиной). Я только помню, что зиму 1970-71 годов, когда мама много месяцев подряд была в больнице, я провёл с бабушкой (60 лет) и прабабушкой (85 лет) — думаю, именно впечатления той зимы развернули меня в сторону истории (конечно, они говорили друг с другом почти только о прошлом), а также в сторону политики — я смотрел прямые трансляции XXIV съезда КПСС — и они мне не понравились (хотя никаких комментариев от бабушки и прабабушки по поводу этой трансляции обдуманно не поступало).

Маму тогда вылечили советские врачи и, хотя она и жаловалась потом всю жизнь на неслабый косметический дефект, возникший после операции (может быть, операция и в самом деле была проведена грубее, чем следовало, не знаю), и хотя она всю жизнь проверялась у онкологов — и при этом онкологическая угроза иногда зашкаливала, — всё-таки мама умерла после 70-ти, и совсем от другой болезни.

Сибирячке Лене Макеенко, если не путаюсь в цифрах, диагноз поставили тоже лет в 29. Тоже — рак. Советского Союза давно нет — и это не пост о Советском Союзе, о том, что было там хорошо или плохо, это пост о том, что современные российские врачи как-то очень быстро отказались лечить Лену Макеенко, видимо, посчитав, что случай безнадёжный. Прошло около двух лет, и Лена — очень умная, очень талантливая (журналистка, литературоведша или не знаю как сказать — в общем, она понимает в прошлой и в нынешней русской литературе как мало кто в стране) и очень красивая, надо сказать, девушка (пока ещё ничья не мама, но, думаю, с этим — всё впереди), как это ни удивительно, всё ещё жива. Жива она только потому, что за дело её излечения взялись немецкие врачи, у которых то ли опыта больше, то ли таланта, то ли... Не знаю, но лечат её в Берлине, и Лена, со своим неизменным юмором, время от времени публикует отчёты о том, как проходит это лечение. Проходит оно трудно.

И дорого.

Ещё бы. У Лены нет немецкого гражданства, она россиянка, родом из Новосибирска, так что помощь ей оказывают на исключительно платной основе, никакая страховка не покрывает ни центика, ни еврика (думаю почему-то о том, что красивее было бы сказать: ни пфенишки, ни марочки — но те времена прошли без возврата, сейчас времена другие, пожёстче), ни копеечки, ни полукопеечки, если считать в полушках, денежках, алтынах, гривенниках, полтинах и рублях.

А евров этих собрано и потрачено уже десятки тысяч.

И надо ещё собрать, в пересчёте на русские деньги это три с половиной миллиона рублей — или даже немножечко больше. На какие-то сто тысяч (сто тысяч рублей я, например, и за год не зарабатываю).

О чём это я? Я о том, что мы сейчас все собираем деньги по сети. Собрали 800 кусков для "Семь-на-семь" (хорошее издание, спору нет), собрали лимон на такую абстракцию, как "борьба с коррупцией вообще" (случай "Транспэренси интернэшнл"), собрали — внимание! — 22 (двадцать два) миллиона рублей на штраф для журнала "The New Times" (это русский журнал, несмотря на нерусское название), для журнала, который очень давно не выходит на бумаге, который не выходит толком, в общем, даже и на сайте, а просто собрали, чтоб он не закрылся и имел возможность выходить когда-нибудь потом... Ну, потом когда-нибудь, лет через пять, десять, двадцать, ну, когда кто-нибудь, может быть, умрёт, и ситуация в стране, может быть, улучшится (а может и нет). То есть ничего не понятно, что, как, когда — но 22 лимона — за четыре дня!

Слава русскому гражданскому обществу!

Дорогое русское гражданское общество, давайте попробуем собрать денюжек поменьше (хотя, признаю, сумма неслабая — именно поэтому её не может потянуть семья Лены Макеенко), но всё-таки собрать — для спасения одной отдельно взятой прекрасной русской журналистки (и литературоведши, и — да хоть горшком назови!) — иначе в тех самых независимых и свободных журналах прекрасной России будущего, а также на умных сайтах типа "Полка", "Горький" и др. уже сегодня — некому, в общем-то, будет публиковаться.

Давайте дорожить теми, кто у нас есть сегодня. И кто, дай Бог и дай наша всеобщая Солидарность, будет с нами ещё долго-долго. Давайте скинемся и спасём Лену Макеенко.

И не только потому, что умная, талантливая и красивая девушка.

И не только потому, что форма рака у неё очень опасная и агрессивная, и вылечить эту опасную и агрессивную форму нигде, кроме как в Берлине, не берутся.

А ещё и потому, что Лена Макеенко — наше национальное достояние.

Попомните моё слово, её тексты будут изучать студенты филологических факультетов в XXII веке.

А это многого стоит в национальном масштабе. Куда больше, чем три с половиной миллиона рублей (плюс ещё сто тысяч), которые надо собрать прямо сейчас, в ближайшие сколько-то дней.

Врубаетесь? В XXII веке!

с приветом из зимы,

Влад Тупикин
откуда-то отсюда, с России

======

Elena Makeenko
https://www.facebook.com/elena.makeenko.7

9 ноября 2018 года в 16.54 · Доступно всем

Говорят, у многих мой пост таинственным образом пропал из ленты вместе с тысячей репостов. Не знаю, что случилось с вероломным фейсбуком, но на всякий случай дублирую. Спасибо всем, кто откликнулся!
-------------------------
Привет, мир! Это большой и важный пост. На самом деле он про деньги. Но я постараюсь быть последовательной для тех, кто ничего обо мне не слышал или забыл.
С февраля 2017-го, уже почти два года, я борюсь с хитроумной и агрессивной формой рака. За это время мне сделали три больших и несколько маленьких операций, почти полностью удалили крестец, провели полтора десятка курсов химиотерапии, пять недель лучевой терапии, а теперь делают более тяжёлую химию и иммунотерапию. С февраля этого года, с перерывом в пару месяцев, я лечусь в берлинской клинике Vivantes у профессора Шпет-Швальбе, который считается онкологическим светилом (верю, что неслучайно). В России меня отказались лечить уже давно и не раз, и я могу рассказать об этом много страшных историй, которые пытаюсь превращать в своей голове в смешные. Когда-нибудь расскажу.
Лечение в Германии стало возможным благодаря тому, что огромное количество добрых людей отозвалось на призыв моих друзей поучаствовать в краудфандинге. Прошлой зимой мы чудом собрали около 90 тысяч евро. Денег хватило почти на год, но не хватило на то, чтобы вылечить меня окончательно. (О том, как всё происходило, я то и дело рассказывала и продолжаю рассказывать в дайджестах, которые выкладываю в фб и на сайте http://makeenko.win/).
Сейчас мы оплатили ещё три необходимых курса химиотерапии, сопутствующие процедуры и проживание до 19 декабря. На этом деньги закончились. Это значит, что мне нужно или лихо выздороветь и встать на ноги за полтора месяца (и я всецело «за»), или вновь обратиться к вам за помощью. Тем временем при хорошем сценарии, если всё пойдёт по плану и химия сработает, мне потребуется ещё иммунотерапия для закрепления результата и физио + какое-то время для восстановления повреждённых опухолью костей (сейчас я не могу из-за этого ходить). Возможно, это ещё два-три месяца в клинике.
Мне неловко делать это снова: сейчас моё лечение обходится примерно в 15 тысяч евро в месяц, а это дикая сумма. Но я провела на свете почти 32 счастливых года и изо всех сил хочу ещё. Если вы однажды ввязались в эту историю и поверили, что меня можно спасти, или готовы ввязаться сейчас, давайте попробуем довести дело до логического хэппи-энда? Пожалуйста. Вдруг получится. Обещаю очень стараться.
На этом сайте все актуальные реквизиты — сбербанк, paypal, карта reiffeisen, куда можно переводить доллары и евро, и веб-форма для перевода прямо из браузера: http://makeenko.win/help/. Я и моя семья будем благодарны за любую сумму и, конечно, распространение этого поста. Просто очень хочется жить.




Tags: автобиография что ли, анонсы, берлин, книжки, москва, новосибирск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments