Влад Тупикин (tupikin) wrote,
Влад Тупикин
tupikin

Category:

ИВАН ЕРМОЛАЕВ. НЕСКОЛЬКО СТИХОТВОРЕНИЙ



Иван Ермолаев. Три стихотворения. Чтения на презентации поэтического сборника "Липкие гласные" в клубе Шоколадная фабрика 23 октября 2016 года. 3 минуты 10 секунд. Съёмка: Соня Сазонова

прямой линк на ютьюб: https://www.youtube.com/watch?v=SmcH3djZ-fI




Иван Ермолаев. Филонов. Чтения — там же, тогда же. 1 минута 21 секунда. Съёмка: Наталья Долматова

прямой линк на ютьюб: https://www.youtube.com/watch?v=pYGbByWcvaM


Пропасть во ржи

Моя Родина – пропасть во ржи,
Абсолютная пустота.
Ей дано не пропасть во лжи,
Даже если в кустах та, -
Где ближайшие камыши.

Ей дано не хмелеть от трав
И – в отличье от прочих Родин –
От грибов; и меня взял страх,
Что до неё просто туго доходим
Мы – мухоморы её дубрав.

Раззудись плечо, размахнись рука,
Взмахом прочь с лица комаров, нас да ос;
В её новом РККА
Я – Капитан Отрешённый Даос
На 50-ом Ка.

Между мной и тобой не мост, а USB,
И колосья рыжие мокнут.
Пропасть молвит: «Война, и тебя могут сбить».
Я ответил: «Её тоже могут» -
Иногда здесь и Родина подсобит.

Всё нормально и падаю вверх. Осётр
Золотой и молочная в небе река…
Рыжей гружённый рожью осёл…
Рожь и пропасть – кисельные берега…
И всё!


Филонов

На санях по блокадному Ленинграду,
По течению вен – в мировой расцвет.
Сердце – городу, голову – авангарду,
Кисти – вмёрзли в запястья, с Творцом в родстве.

Мёртвый вечер сжевал свой зубовный жемчуг,
И балтийские слюни – не солоны:
Из-под яблочной кожи фонарной желчью
На поребрики брызнул металл луны.

Утро скажется ясным, и я с ним брызну
– Утлым соколом, соболем на санях, –
Злым заливом солить горизонтов брынзу
И лелеять Литейным ста солнц синяк.

Города головами играют в нарды,
И глаза зажигаются в облаках:
Это волны прорвали ворота Нарвы.
Это - сверзилось снятие всех блокад.

(отсюда: http://tupikin.livejournal.com/847135.html )


Последнее стихотворение Александра Введенского

Не мантра и не фарс,
Не чтиво между строк:
Когда со мною Хармс –
Кругом возможно Бог.

Когда кругом темно,
Я вижу нас извне –
Сигающих в окно,
Шагающих из не-

Отопленных квартир
В надзвёздные миры,
Где чарка и потир
Нам поровну милы,

Где губы пахнут мглой,
А волосы – огнём,
Где лоб как аналой...
И это всё о нём –

О Городе дождей,
Туманов и легенд,
Где каждый лиходей –
Почти интеллигент,

А длань Твоя легка,
Как радуга в воде,
Как небо или как
Д. Хармс и А. Введе...


Реликтовый блюз

Сырой Борей витийствовал за ржавой водосточной трубой.
Вселенная болталась на подгнившем одиноком гвозде.
Заря играла клезмер на границе между мной и тобой.
Ракитовые заросли палили по падучей звезде.

Богиня на блакитном небосклоне зажигала февраль.
Гандхарвы с лепреконами свирели в разрывную свирель.
Деревья свирепели, уносимые тайфунами в рай.
Рога Иерихона пробуждали сиволапых зверей.

По сонным рекам и хайвеям пролегал Естественный Путь.
В воздушных шариках Незнайки созидался адовый груз,
А в перегонных Фауста шкварчала философская ртуть,
И Мефистофель подвывал ей мимо нот реликтовый блюз.


Бакунин в Дрездене

Танцы в костёле, Бах на баяне, Бакунин в Дрездене.
Цель разбитную пулю приравнивает к комете.
Красные тучи, чёрные зарева по-над трестами,
Ратушей, баней, банком, театром дрянных комедий.

Так совершаются революции. Ух, и весело!
Ветер возносит из топи блат голосок бекаса,
В солнцеворотом взнузданном небе – цветное месиво:
В блёклых зрачках пульчинелл Руо – голубень Пикассо.

Мир – анекдот, рассказанный Господом самому себе, -
Корчится в судорогах ума, как святой Григорий,
Тонет в дождливо-слёзной, холодной, как свет, эмульсии
И пустоте, настоянной на этиленгликоле.

Банки, истерики и концерты давно закатаны,
В водах и пиве Влтавы сварились бычки и раки.
Утро без дня встаёт за зарезанными закатами:
Танцы повстанцев, Бах на бандуре, Бакунин в Праге.


Доктор Живаго. Ямбы

Потонет в тучах солнечный «Варяг»,
Весна Сати слабает на ситаре…
Я сделал шаг, который вёл в овраг,
А в том овраге волки заседали.

Я вспомню всё: полёт твоих планет;
И омут слов, и тонущую кильку;
Что ты – везде, а нас на свете нет;
И брянский лес, и марбургскую кирху.

О добрый мир рождественских огней,
Где тьма не тьма и калий не цианист,
Где цвет и свет черпает Гименей,
Как мог лишь Тициан-венецианец!

Перекрестившись, я пройду сквозь треск
Поленьев в печке, к дельте Млечной Волги,
И на процветший фикусами крест
Меня погонят плюшевые волки.


Обнажённая, зелёные листья и бюст

Обнажённая, зелёные листья и бюст.
Золотой «кадиллак» заката
В обожженную, солёную скважину уст
Сонно катится из-за кадра.

Мимо рта, безостановочно мантру меля,
Пронеслась объектом бейсбола
В синекуре, в синяках океанов Земля,
Загнивающая без Бога.

А в ответ на злобный ветер, загвазданный за
Запах просвир, сводящий скулы,
Из обскуры просверкнут ледяные глаза –
Лебединые Диоскуры.

Разбитная орбиталь белокаменных бус
Порвалась в воронёной дымке;
Обнажённая, зелёные листья и бюст:
Одинокие на Ходынке.


Урал

Над условной рекой абсолютной любви зима.
Подо льдом – пустота, как за пазухой у Него.
«Мы с Кикиморой встретимся, - рёк домовой Кузьма, -
Где условное солнце встаёт за горой Нево».

За пределами сна не видать ни хрена, ни зги.
Нить Ариадны душит веретено.
Темнота – это суть вещей, милый друг: не жги
Электрический свет, когда за окном темно.

Из Большого Ковша пьёт заоблачный леопард
Разливную волну по-за сумеречной кормой.
Что ты знаешь о страсти Антониев-Клеопатр,
Молодая, как мир, одинокая, как гармонь?

Заспиртуй мою голову и положи в бадью,
И, пустив по течению вверх, расскажи о том,
Как глухой живописец сопротивлялся небытию,
А слепой музыкант был уверен, что он – Атон.


Топоров

Деревья и реки срывают маски.
А сколько ещё в пустоте висят,
Мой Екатерининский, Гефсиманский,
Пускающий ялик по льдине сад?

Корячатся лица сюрреалистов
Со специей в виде приставки «соц-».
Не факелоносцы. Скорее, истоп-
Ники, кочегары кричащих солнц.

Я буду Батыем, увитым тёрном:
Закутает разве любой другой
Не жерло бутыли – пакетом чёрным,
Но горлышко города – бородой?

И станут хотя бы на эти два дня
Тому, кто ещё не вполне оглох,
Распахнуты два с половиной складня,
Положенных площади Пять углов.

Иван Ермолаев


***


Огромный интерес культурного сообщества к поэзии растет, как снежный ком. Нечто подобное, если помните, происходило и в конце 50-х, и в конце 70-х. В 60-е благодаря лояльности начальства развернулось до размеров Политехнического и результировало взрывом авторской песни, в 80-х сами помните чем кончилось. Интересно, что будет сейчас.

Причем (как и тогда) есть поэзия официально признанная и поддерживаемая правительственными вливаниями, а есть подпольная, та поинтереснее, хоть и без грантов. Взять хотя бы Ивана Ермолаева - совершенно молодого человека с головой настолько интересной, что даже я, такая умная, не всегда понимаю с первого раза. Почитайте, не пожалеете.

(Это не скрытая попытка пиара, а просто пример).

Аня Умка Герасимова
6 ноября 2016 года

отсюда: https://www.facebook.com/anya.umka.1/posts/10154084730438494


Стихи Эпохи Просвещения
(послесловие к сборнику Ивана Ермолаева "Реликтовые блюзы")


На заре своего поэтического озарения Иван Ермолаев взял, да и перевёл "Слово о полку Игореве" на современный русский язык. Не на тот, на который его перевели в XIX веке, а на тот, которым пользуемся сегодня мы. И это была проба сил, которая — вполне удалась. Ну, потому что сил изначально было — хоть сковородкой вычёрпывай. Он и "Капитал" Карла Маркса, и "Государственность и Анархию" Михаила Бакунина мог бы зарифмовать, но штука в том, что и Маркс, и Бакунин уже написали эти свои эпические произведения, а Ивану Ермолаеву после "Слова...", на котором он разминался, хочется, конечно, писать своё. И это правильно. Ну вот разве передать Бакунину привет в Дрезден, а Троцкому — троекратное помахивание, так в этом списке уже много кто, да вот, Че Гевара, к примеру... Но флаг хемингуэевой Кубы при этом можно, без зазрения совести, и простынёй застелить.

Внутренний мир любого поэта, в том числе и того самого, кто написал известное всем по "Букварю" стихотворение "Мама мыла раму", необычайно сложен. При столкновении же с отблесками внутреннего мира автора этого сборника — его стихотворениями, — обычно хочется гуглить. Но я бью себя по рукам, воздерживаюсь. Вижу только, что герои его "внешнего мира" — называемые, упоминаемые в стихах, — расположились на всём протяжении писаной мировой истории, от Навуходоносора до Насера, и на самом широком развороте географии, от Тбилиси до Кутаиси, если ехать через обратную сторону. Чтобы проверить все географические детали из стихов Ермолаева, надобно стать профессиональным туристом и не один год бороздить планету, ну или заделаться (бюджетный вариант) гугл-мэпщиком, но, повторю, ничего связанного с гуглом и другими сверхсовременными методами работы с информацией — не хочется.

Не хочется вписывать Ивана Ермолаева и в заранее заготовленные "незанятые" кластеры русской литературы — вон их сколько стоит ещё не арендованными гостеприимными шезлонгами на нашем арктическом пляже: "для модернистов", "для постмодернистов", "для формалистов", "для реалистов", ну и дальше, там, где VIP-зона, где дорожки от снега два раза в день метут: "для нового Державина", "для нового Тютчева", "для нового Фета"... Стихи Ивана Ермолаева ни в один заранее заготовленный "на вырост" шезлонг не укладываются, они вообще не хотят укладываться, они лучше так, бодряком побегают, не выбирая себе столбовых дорог, а забираясь на вершины, куда давно пора было бы заглянуть русской поэзии, да она чего-то, по немощи своей, всё больше лечит члены в домах творчества, да пьёт жидкий чай в ЦДЛ-ах и тёплую минеральную воду — в гостях.

В языке же своём надо располагаться не в гостях, а по-хозяйски. Именно вот это вот умение расположить себя в языке правильно — и заметно в стихах Ивана Ермолаева уже сегодня. "Всё правильно", "всё так и есть", "всё очень верно", "всё хорошо", — вот что хочется обычно сказать о его стихах. Нечего к ним добавить потому что. Я и вообще не пойму, как это я накатал уже эти две с половиной тысячи знаков про стихи Ивана, пойду лучше снова перечитаю его стихи.

С приветом,

Влад Тупикин
19 октября, по дороге в Университет




Tags: видео, иван ермолаев, лирика, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments