Влад Тупикин (tupikin) wrote,
Влад Тупикин
tupikin

Category:

БУРЖУАЗИЯ РАСПРОСТРАНЯЕТ ГОВНО

Панк-фракции и взвеси
Панк-фракции и взвеси. Фото: Дмитрий Самсонов отсюда


Вечером 11 сентября 2014 года, в тринадцатую годовщину падения башен, во дворе отдела полиции "Китай-город", где "Pussy Riot" сидели в обезьяннике после задержания на Красной площади в январе 2012-го, прошло открытие выставок фотографа Игоря Мухина "Панк-фракция-1" и художницы Алисы Йоффе "Панк-фракция-2", ну и, конечно, концерт, на котором сыграли и "Панк-фракция Красных Бригад" (без номера), и другие приличествующие случаю группы — AWOTT, "Летающие гитары" etc.

Ну, то есть, сам концерт проходил в соседствующей ментам галерее "Триумф", а в их общем дворе, метрах в 150-ти от Кремля, собирался народ разнообразного вида — типичная публика вернисажей (в основном 35-45-летние молодящиеся арт-тусовщики и арт-тусовщицы, художники и художницы числом поменьше, критики и критикессы, а также хорошо отглаженные господа с английской речью и начинающей пробиваться сединой) и типичная публика панк-концертов (в основном 25-35-летние молодящиеся панк-тусовщики и панк-тусовщицы, музыканты и музыкантки числом поменьше, критики и критикессы, а также хорошо помятые товарищи с речью русской и заканчивающей обороняться лысиной).

К слову, как-то Шарапов пожаловался, вернувшись из тура по Западной Европе/Германии, что, мол, никакой проблемы встретить не только на концерте, но и в интерьерах улиц и площадей, панков, которым за 50 и под 60, а вот у нас все на тебя пальцем показывают, когда тебе уже под 30 и это слегка заебало. Что ж, какое-то время прошло, Шарапову больше не под тридцать, и ситуация, как минимум, на панк-концертах, если не на улицах, начала понемногу выправляться в нужную Шарапову сторону. В самом деле, в большом зале цокольного этажа "Триумфа", где были развешаны картины Алисы Йоффе и который был, кажется, раз в пять или в шесть больше зала "Джерри Рубина", где бушевала московская панк-жизнь много лет с начала 90-х, отчаянно не хватало юношей и девушек от 14-ти до 18-ти, которые и составляли когда-то львиную долю и панк-аудитории, и панк-производителей — музыки, самиздата, смыслов и происшествий.

Самиздата, кстати, не было вовсе — не считать же самиздатом хорошо изданный каталог выставок, решённый в смеси дизайнерских стилистик первого альбома "Sex Pistols" и советского ксерокопированного подпольного слова — на белых или сероватых листочках бумаги, с минимумом оформления. Странно, не было ни самиздата, ни даже кого-нибудь лично из Московского комитета за zine-ривайвл. Я тоже, как известно, давно торможу с 44-м номером "Воли", так что и я ничего не принёс.

Происшествий не было тоже, во всяком случае, я их не заметил — не было драк, стёкла из окон не летели, никто не блевал в уголке и даже унитазы в галерейном туалете никто не разбил. И всё это — несмотря на бесплатную раздачу нескольких сотен бутылок пива. Да, именно, раздавали стеклянные бутылки, а не выливали их содержимое в кашпо (такие пластмассовые подгоршочники для комнатных цветов), как в былые времена в "Отрыжке", в которой сцена была надёжно отделена от зала сварной решёткой — не только во избежание прыжков, но и во избежание даже поползновений.

Смыслы присутствующие извлекали из графики Алисы Йоффе (художница в одной из своих работ не поленилась даже переписать от руки полный текст песни "Punk Is Dead" незабвенной группы "Crass"), а также из фото-работ Игоря Мухина, которым был отдан подвал. После строгой чёрно-белой полувоздушной стилистики Йоффе, мухинский подвал давил вас цветовыми впечатлениями Аида — огонь и подгоревшие сковороды — красное, жёлтое и чёрное. Огромные портретные принты участников "Панк-фракции", принты музыкально-физиологических отправлений вокалистки "Летающих гитар" (соски заклеены красными и чёрными крестиками изоленты поверх фотопечати, как некогда соски панк-вокалисток во время концертов заклеивались вживую, поверх самих сосков) размерами поменьше и принты с участниками AWOTT... И на их фоне — маленькие бром-серебряные отпечатки, с которых смотрят на вас Гребенщиков, Цой, Свин, Мамонов и Алексей, Дуня Смирнова, НИИ Косметики и другие герои музыкального "подполья" 1985-88 годов.

Около одной из работ мастера — той, на которой Вовка, вокалист "Панк-фракции", сидит в одних трусах с пластмассовым стаканчиком алкоголя (чая?), отпечатанный в более, чем 100 процентов натуральной величины, фотографируется дама под (за?) 50 в дорогом платье, принимая эротичные позы. Ну а что, думаю я, ударим бытовым феминизмом по замшелым культурным представлениям, и снова оказываюсь наверху, где уже вовсю идёт концерт (первую группу я пропустил) и где сейчас на сцене, условно очерченной кругом слушателей и слушательниц, находятся трое ряженых составляющих AWOTT, "Азиатской Женщины На Телефоне". На концертах с участием AWOTT я не был лет шесть, кажется, с той гилеевской презентации "Do It" в конце декабря 2008-го, когда хозяева клуба вымораживали гостей 40 минут на морозе, открыв двери тык в тык в 19, как и было обозначено на афишах. Я слушаю — и понимаю, что вокала я, как и раньше, не понимаю — но тут ничего нового, вообще, довольно трудно припомнить панк-концерт, где можно было бы разобрать вокал — если только слова песен не известны заранее наизусть. Новое есть в музыке и звучит она обволакивающе (странный эпитет для панка — "обволакивать", тем не менее).

Чем хороши настоящие панк-концерты — никогда не знаешь заранее, какая группа окажется хэдлайнером, да и будет ли хэдлайнер вообще.

Вечером в День Падения Башен хэдлайнером, вполне возможно, могла оказаться первая же выступавшая группа, но на неё я не успел и имени её не запомнил. Последующие три группы подряд выступили однозначно отлично, хотя по музыке их довольно трудно сравнивать. Конечно, паузы между выступлениями AWOTT, "Летающих гитар" (на интересующий всех вопрос могу быстро ответить — в приличном коротком платьице) и "Панк-фракции Красных Бригад" были, но для меня все они слились в большое панк-переживание, которое трудно разъять на части и даже проанализировать музыкально. Скажу только, что "Летающие гитары", конечно, не обволакивали — с голосом Нади, похожим на воздушную тревогу, это было бы невозможно в принципе, ну а Вован и вся его "Панк-фракция" — не обволакивали тоже.

Два диссонанса в выступлении "Панк-фракции" привлекли внимание — когда вместо очередной песни Вова извлёк из глубин носоглотки увещевающий бубнёж о том, что не надо же так танцовать, чтобы травмировать друг друга, у нас на концертах уже есть травмированные, и когда в ответ на скандирование "Треблинку! Треблинку!" Вова коротко и без эмоций отрезал: "Нет" — и скандирование сразу прекратилось, а присутствовавшие пустились в пого-пляс уже чуть менее опасно, как и просил их Вова. Или это только мне так показалось, что менее опасно, потому что пустился и я.

Когда на сцену вышла последняя группа, сразу стало понятно: что-то случилось, что-то не так. С первых аккордов было ощущение, что не публика друг друга, а вокалист стремится всех травмировать — в прямом физическом и переносном музыкальном смысле. Вокалист просто набросился на публику, расталкивая первые ряды (девочки испуганно вжались в находившуюся за спиной стену, покрытую работой Алисы Йоффе) и было в этом что-то не то. Я понимаю, когда худощавый очкарик Усов хватал табуретку и ебошил в зал со сцены, это было опасно, но кто же заставляет вас ходить на концерты группы "Крошка Енот и те, кто сидит в тюрьме", дорогие ребята и зверята? Но тут, когда по виду спортивный и по виду хорошо накачанный мужчина не первой молодости с яростным рыком набрасывается на щуплых очкариков и очкариц в зале — это всё-таки чего-то другого. Чего-то другого была и музыка (слов, как и во всех предыдущих случаях, я не разобрал), о подаче мы уже поговорили, так что не удивительно, что скоро я оказался снова в подвале, рассматривая фотографии Игоря Мухина, стоя в очереди в туалет с сохранившимися унитазами и обнаруживая, что изолентные крестики с фото-изображений сосков Нади исчезли и теперь видно, что в сосках Нади нет ничего такого ужасного или страшного, чтобы их стоило закрывать, если уж сама Надя решила сфотографироваться, не закрыв их: всё, как и у других женщин, по одному на каждую грудь, выглядят точно так, как и должны выглядеть соски... Ну, в конце-концов, посмотритесь в зеркало, у кого соски тоже есть.

Вежливые люди в гражданском сказали нам с Самсоном побыстрее выметаться, потому что концерт окончен и они хотят побыстрее домой. Трудовые права я как анархо-синдикалист привык уважать, так что мы выметнулись, хотя эмоционально я находился в состоянии удивления, которое переживал после сообщения Самсона о том, что последняя группа называлась "Да, смерть!" и пела исключительно каверы "Банды четырёх" (хотя мне послышалась ГО в начале их выступления).

Я уже порядка 20-ти лет хожу на всякие выставки contemporary art на Москве и потому обязательно хотел сказать другим вежливым людям в гражданской форме, что, мол видите, ничего не случилось, всё хорошо. Но я не нашёл их, не разыскал: вероятно, местные вежливые люди работают вахтами, также, как я слышал, и те вежливые люди, которые весною, ну вы понимаете...

А смысл в том, что впервые за эти сраные 20 с чем-то лет я услышал на входе в галерею: "Постойте! А вы куда? На выставку? А где ваше приглашение? Лайк на фэйсбуке ваше приглашение? Вот как!"

Приличные люди после этого разворачиваются и уходят, а потом покрывают богатых организаторов говном до веков скончания (ихних или организаторских), но поскольку мы по панковому делу, то и так очень хорошо знаем, что это буржуазия обычно распространяет говно, хотя иногда, случается, спонсирует хорошие вещи.

Самсон вышел из бывшего троллейбуса на Садовом кольце, я проводил его взглядом, мысленно посылая приветы его соседям и соседкам по добровольной коммуналке.

Вечный позор Пиночету! Да здравствует Сальвадор Альенде!

С приветом,

Влад Тупикин

[материал газеты "Воля", отсюда ]





Tags: punx not dead, искусство, контркультура, линки на статьи влада тупикина, москва, музыка
Subscribe

  • 2018: ИТОГИ, КОРОТКО

    2018 ДЕМОНСТРАЦИЯ ГОДА (а) Шествие по бульварам от "Пушкинской" до "Кропоткинской" в Москве памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой…

  • ДЕСЯТЬ ЛЕТ БЕЗ НАСТИ И СТАСА

    2009-2019 В 2019 году 19 января, день убийства антифашистов Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова, выпадает на субботу, поэтому Комитет 19…

  • СДЕЛАЕМ КАК В ПАРИЖЕ?

    фото: anatrrra На общегородском митинге против московской строительной мафии я выдержал около 70 минут: всё-таки мороз.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments